Это самообман, когда говорят, что бытовые потребители платят меньшую цену за электроэнергию!

Валерий Тарасюк: «Это самообман, когда говорят, что бытовые потребители платят меньшую цену за электроэнергию»


Полгода назад заработала новая модель рынка электроэнергии, в которой компании получили большую степень свободы для ведения бизнеса. Вместе с тем, важным остается роль регулятора - Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг. Комиссия ввела ценовые ограничения, регулирует тарифы естественных монополий, вправе ограничивать импорт, влияет на финансовое состояние ГП «Гарантированный покупатель», а соответственно и на выплаты возобновляемой генерации и остается стейколдером в ряде других важных вопросов.


Председатель комиссии Валерий Тарасюк в интервью ExPro рассказал о том, как свою функцию выполнили price caps, будет комиссия ограничивать импорт электроэнергии по предложению Минэкоэнерго, какой объем ПСО в денежном выражении и как с ним бороться, финансовые проблемы ожидают отрасль и сектор ВИЭ весной этого года, как движется сертификация НЭК «Укрэнерго», какими должны быть RAB-тарифы для сетевых компаний и другие вопросы.



Какую вы можете дать общую оценку изменений, которые произошли на рынке электроэнергии с 1 июля прошлого года? Какие результаты работы за первое полугодие можно назвать?


Общая оценка - интересно. Неоднозначно, конечно. Все мы знаем, что рынок очень волатильный. Хотя полгода прошло, но все равно я расцениваю это как начало этапа. Никто на 100% не понимает, как рынок работает. На самом деле, это и есть рынок, когда никто на 100% не может предсказать.


Рынок настолько волатильный, что приходится вмешиваться административно. Речь идет о том, что с началом рынка цена на электроэнергию взлетела на 30% вверх для предприятий. Затем, после смены ПСО, и когда поставщики научились импортировать (потому что до этого импорта электроэнергии у нас не было, за исключением поставок «Укринтерэнерго» в 2014; в частности имеется в виду импорта из стран не членов Энергетичного Сообщества - России и Белорусси), цена упала до очень низкого уровня. Сейчас цены снова поднялись после соответствующего вмешательства государственных органов, изменения ПСО и других мероприятий. Цена снова достаточно высока.


Мы еще пару недель будем наблюдать по этой цене, по уровню импорта. Также мы наблюдаем за работой атомных блоков, мы ожидаем введения в действие еще одного атомного блока через неделю. Тогда будет более или менее понятно как работает рынок в условиях ПСО, которые действуют на сегодня.


Вы упомянули об импорте электроэнергии. Недавно министр энергетики и защиты окружающей среды Алексей Оржель прислал в комиссию письмо с предложением ограничить пропускную мощность, выносится на аукционы «Укрэнерго» на пересечении с Россией и Белоруссией. Каково ваше мнение на этот счет?


Наше мнение - это неоднозначный вопрос, такие серьезные шаги надо делать очень обдуманно. Озабоченность министерства понятна: они обеспокоены больше не юридической составляющей, которая изложена в письме, а тем, что на складах остается слишком много угля. Мы всегда боялись, что у нас мало угля, а сегодня состоит нестандартная ситуация - теплая погода и уголь не сжигается. У нас все еще большой объем атомной генерации, у нас увеличивается возобновляемая энергетика, тепловая генерация работает на минимальном уровне.


Я разговаривал с министром, в данном случае беспокойство именно об этом - чтобы больше сжигать уголь, тогда больше будет идти генерации и в частности на выплаты заработных плат шахтерам. Но, мы как регулятор не можем смотреть только на одну часть проблемы, мы должны учитывать интересы всех сторон, что мы и пытаемся делать.


Ограничение импорта - это очень ответственное и важное решение, которое может иметь весьма серьезные последствия. Что имеется в виду? У нас высококонцентрированный рынок, у нас есть несколько игроков, которые держат на себе весь рынок. От поведения крупнейших игроков зависит состояние рынка, в том числе цены на электроэнергию как таковые. Импорт является тем, фактором, который хоть как-то помогает конкуренции.


Как новый мощный игрок ...


Он даже не мощный, просто - как новый игрок. Что я имею в виду, когда я говорю, что мы следим за импортом? Мы смотрим на объемы импорта и действия некую об ограничениях потому что есть какой-то предел, когда действительно это (значительные объемы импорта - ред.) Может иметь негативные последствия для энергосистемы всей страны. Есть импорт на таком уровне, что приходится исключать наши блоки, поэтому нашу цену загонять вниз также не требуется. Впрочем, когда импорт идет в разумных пределах, например, 2-3% - это не те границы, которые угрожают энергосистеме, но мы видим как он влияет на конкуренцию и мы видим, как начинают лучше работать рыночные механизмы.


Если одним махом прекратить импорт - тогда мы убьем основы конкуренции, состоящих в том числе благодаря импорту. Мы дадим сигнал тем же белорусам, и россиянам о том, что наши бизнесмены, коммерсанты и чиновники (тот же министр договаривался о взаимодействии с белорусами) о чем-то договариваются, а здесь мы берем и административно выключаем рубильник. О чем тогда можно договариваться? До прихода в комиссию, я работал в компании, мы планировали торговать электроэнергией, в том числе планировали импортировать. Мы общались в том числе с белорусскими компаниями. Я представляю себя на этом месте. Мы общаемся, пытаемся договориться о каких-то объемах и я вижу как противоположная сторона говорит: «А о чем я с вами договариваюсь? Вы, как коммерсанты, хотите с нами договориться по цене, объемам, а ваши руководители регулируют импорт в ручном режиме ». К чему я веду? Возможно это (ограничивать пропускную мощность на аукционах - ред.) и надо делать, но когда будут понятны истинные причины, по которым без этого нельзя обойтись. Сейчас, просто так это сделать, я считаю - это безответственно именно с точки зрения регулятора.


Если одним махом прекратить импорт - тогда мы убьем основы конкуренции


Даже если, мы придем к выводу, что необходимо ограничивать импорт путем снижения пропускной способности на месячных или дневных аукционах, нельзя ничего не сделать для регулирования цены. Потому, что ограничив импорт, мы снижаем конкуренцию на рынке, это бесспорно приводит к повышению цены или КО не контролируемости формирования цены и к тому, что страдают наши потребители, наша экономика. Я имею в виду в первую очередь небытовых потребителей, но бытовые потребители тоже страдают.


Мы говорим, что это самообман, что бытовые потребители платят меньшую цену, они платят цену небытовых потребителей также, ведь они покупают товары у небытовых потребителей. Последние должны закладывать стоимость электроэнергии в цену своих товаров, которую платит население. Это влияет на конкурентоспособность на внешних рынках, запускается маховик инфляции. Мы не можем это сделать просто так. Поэтому, даже если мы это сделаем, мы, например, будем ограничивать верхние price caps. Я это говорю для того, чтобы генерация не думала, что комиссия может исключить импорт и все. Мы не можем так сделать, мы должны думать о всех заинтересованных сторонах.


По price caps. В конце прошлого года парламент внес изменения в закон «О рынке электроэнергии», которыми комиссия получила право по существенным условиям вводить ограничения цен. Какие эти существенные условия должны быть?


Я могу вам задать тот же вопрос. Почему? Потому что в законе или подзаконных актах больше нет упоминания о существенности условий. Это означает, что законодатель дал нам широкие полномочия. Насколько они широкие, слишком широкие или нет? Это, пожалуй, зависит от самого регулятора, насколько он компетентен. При таких полномочиях, это можно использовать как в плюс, так и в минус. Мы стараемся быть взвешенными. Мы видим эту норму, мы видим, что нам дали широкие полномочия, мы видим, что слово «существенный» больше нигде не объясняется. А это значит, что сам регулятор для себя определит его значение. Если сегодня надо будет ограничивать, кто будет определять существенность? Кроме нас мы не видим никого, кто может определить существенность или несущественность.


Как вы оцениваете эффект от применения действующих price caps? Выполнили они свою задачу?


Особенно в первые месяцы, они безусловно выполнили свою функцию. Мы смотрим в какие часы цена упиралась в price caps. В июле и августе это было постоянно. В начале работы рынка цены почти повторяли график price caps, но сейчас они уже опустились ... Сейчас цена опустилась, однако в некоторые часы, и даже сегодня, цены в некоторые часы достигают значений price caps. С одной стороны, если только в случае двух часов в сутки цены достигают price caps, то было бы хорошо вообще их отменить. Тогда это выглядит как настоящий рынок, без price caps и последствия, казалось бы, - небольшие, ведь буквально два часа выскочат за price caps. Но мы видим волатильность нашего рынка, импорт ограничился - цена прыгает вверх и так далее.


У меня встречное предложение для той же генерации, которая постоянно говорит об отмене price caps: зачем их отменять, ведь цена все равно ниже их значение? Они просто не действуют, они выполняют функцию предупреждающего фактора, который расположен где-то сверху (на графике цен на рынке - ред.). В таком случае, пусть будут.


Я понимаю, что с точки зрения развитого рынка, будущего (надеюсь недалекого будущего) price caps не должно быть, хотя полномочия, возможно и нужно. Но сегодня, в начале работы рынка (я считаю, что он только начинается, хотя прошло уже полгода), они безусловно необходимы.


Мы общаемся с нашими международными партнерами (например, USAID), которые предоставляют всю информацию, помогают регулятору. Я чувствую уверенность в этом вопросе, что на данном этапе price caps действительно целесообразны.


На данном этапе price caps действительно целесообразны


Можете, пожалуйста, прокомментировать ценовую ситуацию на балансирующем рынке. «Укргидроэнерго» говорит, что по командам «Укрэнерго», компания вынуждена покупать дорогую электроэнергию для закачки воды в верхние водоема ГАЭС и продавать э / э по низким ценам при работе в генераторном режиме. Изучала ли комиссия эту ситуацию?


Информацию об этом вопросе мы слышим, но с «Укргидроэнерго» встречи у меня еще не было. Регулированием цен на балансирующем рынке мы занимаемся, минимум и максимум мы более или менее отрегулировали. Самое главное, для «Укргидроэнерго» - это введение рынка вспомогательных услуг, которого по сути нет, но все мы надеемся, что они будут основными стейкхолдерами в этом сегменте. На завтра (23 января - ред.) У нас запланировано совещание по вопросу рынка вспомогательных услуг.


Те, минимальные шаги, которые мы должны сделать, во-первых, это обеспечить деньгами покупку вспомогательных услуг в тарифе НЭКу, мы выполнили. В прошлом году мы выделили более 400 млн грн, они не были использованы, на этот год мы заложили гораздо больше. Какая-то начальная сумма для начала работы рынка есть, мы за этим следим.


Сегодня «Гарантированный покупатель» отстает от графика выплат для возобновляемой генерации. Изучала ли комиссия вопрос дефицита средств для этого предприятия и источников его покрытия? Что вы предлагаете?


Мне кажется, ваша информация немного устарела. Они урегулировали вопрос с поставщиками универсальных услуг, где-то не совсем корректно отображали объем и графики закупок электроэнергии для нужд бытовых потребителей, малых бытовых потребителей и технологических потерь. После этого корректирования, «Гарантированный покупатель» собрал или соберет около 2 млрд грн. этих средств хватит закрыть предыдущие периоды. В дальнейшем график потребления потребителей ПУП уже будет лучшим, это был один из перегибов на этапе внедрения рынка. Кабинет министров, Минэкоэнерго, мы и сами ПУП (надо всем отдать должное!) Это откорректировали.


Вы имеете в виду весной?


А весной эта проблема будет. При таком уровне возобновляемой генерации, без надлежащего балансировки, эти меры (финансирование ВИЭ - ред.) становятся очень дорогими. Что можно сказать с формальной точки зрения, если не очень вникать в этот вопрос? Ну и что, что дорого, какая бы не была генерация, у законодателя есть инструмент: все что не хватает «ГарПоку» должен приложить НЭК «Укрэнерго». Надо просто все заложить в тариф НЭКу.


Но просто не бывает, ведь просто заложить в тариф оператора системы передачи, это значит поднять цену всем потребителям, потерять конкурентоспособность, запустить маховик инфляции. Потерять конкурентоспособность - это опять таки инфляция. Это - тупик, и в конце концов, чего мы добьемся? Что мы будем класть страну на колени. Я уже молчу о технической составляющей, кого «Укрэнерго» будет ограничивать, когда засияет солнце и наши все станции начнут работать?


Поэтому, это стратегический вопрос для государства. Основным инициатором должно быть министерство. На сегодня у нас компетентный министр, которого мы поддерживаем и уважаем. Мы сотрудничаем с министерством, это тот исторический этап, когда регулятор и Минэкоэнерго сотрудничают достаточно продуктивно. Мы им подсказываем, они нас слышат и обещают в течение двух ближайших недель наконец внести законопроект, который мы все вместе будем проталкивать, чтобы сбалансировать эту систему. Это будет тяжелая работа потому, что никто не любит делать то, за что на вас могут сказать, что вы против «зеленой» энергетики, против инвесторов, против международного имиджа. Это очень красивая тема, она мне тоже нравится, я за «зеленую» энергетику, но они же должны понимать, что выхода нет.


Я так понимаю, вы не поддерживаете законопроект №2543 авторства Людмилы Буймистер?


Мы его не поддерживаем, он не достаточен. Это как зеленкой помазать большую рану. Мы направили письмо, в котором выразили замечания. Я слышал, что некоторые нас уже назвали врагами «зеленой» энергетики. Это неправда - мы не враги «зеленой» энергетики, впрочем мы выразили открыто свою позицию на комитете, что законопроект должен быть более решительным, чтобы иметь финансовый и технический эффект.


Вы упомянули о балансировке. Какую работу ведет комиссия на предмет формирования правового поля для стимулирования мероприятий по балансировке энергосистемы?


Я вчера видел законопроект о введении energy storages. Он представлен на комитет. У меня к нему есть много вопросов, похоже, что он сыроват. Комиссия включена в процесс: есть законопроект и мы выразим свое мнение к нему. То, что они (energy storages и другие технологии - ред.) Необходимы - так, никто же не говорит, что - нет. Другое дело, в нюансах - мы не должны повторять ошибок, чтобы не получилось так, что в законопроекте (кое-кто читает) строительство storages компенсируется через тариф НЭК «Укрэнерго», а затем по «зеленому» тарифу они отпускают электроэнергию.


Еnergy storages нужны? Да, нужны. На таких условиях? Это вопрос. Чтобы мы не повторили ошибок как по 45 евроцентов за электроэнергию из ВИЭ.


Как движется процесс сертификации «Укрэнерго»?


Мы немного отвлеклись на вопросы сертификации газового оператора, в связи с проведением соответствующих переговоров по транзиту газа. Но, сегодня мы видим этот процесс таким образом, чтобы использовать опыт газового оператора для «Укрэнерго» и идти по модели ISO. Предыдущая сертификация «Укрэнерго» была сделана несколько поспешно, сейчас мы все сходимся во мнении, что необходимо принять законопроект, который на днях будет представлен в отношении модели сертификации НЭК «Укрэнерго».


Согласно недавних изменений в законодательство, как будет меняться кадровый состав комиссии?


Тот состав комиссии, действовавшего на момент вступления закона остается сроком на 6 лет минус срок который был отработан до вступления закона в силу. Но параллельно, согласно указу президента, запускается процесс ротации. Именно в этом году один член комиссии будет уволен по ротации и предназначен по конкурсу, в 2021 году - второй член комиссии, в 2022 году - третий член комиссии, в 2025 году - два и в 2025 - еще два члена регулятора. План ротации утверждается указом президента, мы все с нетерпением его ждем. Все заинтересованные чтобы была определенность и скорее начала работать конкурсная комиссия.


Возвращаясь к рынку э / э, «Оператор рынка» борется за проведение market coupling Острова Бурштынской ТЭС со странами-соседями (Венгрией, Румынией, Словакией и Чехией). Наши соседи могут включить остров к своему рынку «на сутки вперед», тогда цена на острове должна снизиться. Что думает комиссия по этому поводу?


Предварительно мы это поддерживаем. Это европейская практика. Что касается негативных последствий - я еще пока не слышал о возможных негативных последствиях. Эту идею должен продвигать регулятор, министерство и НЭК «Укрэнерго». Конечно, будут нормативные сложности, но все можно решить.


Можно ли назвать сейчас комплекс мер, благодаря которым можно выровнять дефицит «Гарантированного покупателя» и решить системные проблемы в ОЭС?


Его действительно надо сесть и выписать. Потому что это уже строительство красивого дома к которому мы еще должны прийти. В этом комплексе мероприятий будут и урегулирования вопросов ценообразования на ВИЭ, и выравнивания цен на электроэнергию в стране вообще. Мы должны не забывать, что те проблемы, которые есть сегодня, имеют также и весомую текущую составляющую: аномальная погода.


Очень теплая зима ...


Я сколько живу, я не помню, чтобы была такая зима. Следующий фактор - это уменьшение объема потребления, это объективный фактор. Как раз сейчас мы попали в период, когда металлургическая промышленность потребляет меньше, чем когда-либо. Это связано также с мировыми трендами в этой области. Их объем потребления упал на 30%. Это все в кучу создает нагрузку на тарифы. Поэтому мы не можем брать проблему «Гарантированного покупателя», оторванную от проблем всей отрасли, поэтому мы должны положить на бумагу комплекс мероприятий, что мы кстати и делаем. Мы стали инициаторами решения проблем с ВИЭ, инициаторами решения текущих проблем по перекрестному субсидированию других мероприятий.


По ПСО на рынке электроэнергии, Миэкоэнерго предложило поднять цену для населения, потребляющего более 500 кВт-час в месяц. Какое мнение комиссии по этому поводу, с вами общались? Вы же должны принять такое решение?


Фактически, не мы. Такое решение принимает Кабмин, через систему ПСО. Сейчас закон предусматривает следующую процедуру. По сути с 1 июля 2019 цены на рынке свободны. Но, Кабмин может через механизм ПСО (постановление о ПСО на рынке электроэнергии - ред.) Сделать исключение. И Кабмин сделал исключение для категории «бытовой потребитель», сделав ссылкой на постановление комиссии, которая фактически перестала действовать с 1 июля, но действовала до 30 июня тарифам для населения. Правительство сделало перекрестную ссылку.


То есть министерство фактически сделало эту инициативу перед Кабмином, хотя, я думаю, что, конечно, наше мнение спросят. По нашим расчетам, очень сильного эффекта в этом мы не видим. Возможно есть смысл это делать, а возможно нет, здесь с политической точки зрения надо подумать, стоит ли трогать тарифы для населения. Если трогать, то кардинально приводить и выравнивать цены, а вот так дергать их, тем более, когда нет значительного эффекта - к такому предложению вопрос. Хотя логика министерства понятна: условно состоятельные граждане, потребляющие более 500 кВт-час должны платить больше.


Объем ПСО на рынке электроэнергии составляет около 60 млрд грн


Какой объем перекрестного субсидирования на рынке? Сколько средств за год промышленность доплачивает за бытовых потребителей?


По нашим оценкам, это составляет более 60 млрд. грн.


В комиссии есть видение как выровнять эти тарифы?


Это безусловно политическое решение, но здесь надо подходить осторожно. Если повышать тарифы для населения надо четко понимать куда пойдут средства.


Уж одна попытка была, поэтапного (в пять этапов) повышение цены и она была утрачена.


Она не была потеряна, она реализовалась, другое дело куда пошли эти средства? Для выравнивания цен мы должны понимать куда пойдут полученные деньги. Чтобы не случилось такого, что мы решим какую-то только одну проблему, например субсидирование возобновляемой энергетики. Давайте выровняем и все эти средства пойдут на дефицит «ГарПоку». Такое мнение распространено среди лоббистов «зеленой» энергетики. Они говорят, чтобы не было разрыва нужно увеличить цену для населения, но у нас проблемы не только в «зеленой» энергетике. У нас также есть проблема - изношенность сетей. Их надо заменять, надо вводить стимулирующее регулирование для операторов систем распределения и оператора системы передачи. Безусловно надо, нет ни одной мысли, что не надо. Дальше - постепенный вывод тепловой генерации и закрытия шахт.


Это процесс, который не имеет альтернативы, в перспективе. На это нужны средства. Атомную генерацию мы уменьшаем, все сходятся на том, что большую атомную генерацию все равно будем постепенно уменьшать, в далекой перспективе, конечно. На это тоже нужны средства. Это все огромные средства, а котел у нас один. И выровнять цены, ликвидировать перекрестное субсидирование для того чтобы решить какую-то одну проблему - это неправильно, надо брать все во внимание, надо комплексно решать этот вопрос.


Чтобы и потребитель понимал для чего мы это делаем.


Вы сказали о тарифе для сетевых компаний, какое у комиссии виденье о введении стимулирующих тарифов?


На это нужны средства, так как введение стимулирующего регулирования без повышения тарифа - это будет псевдо стимулирующее регулирование. Его невозможно так просто реализовать, какое-то повышение все равно будет. Другое дело, когда в предыдущие годы комиссия считала и было, по моему мнению, слишком высокое увеличение тарифа, то сейчас мы просчитываем другие варианты. С помощью наших международных консультантов, мы изучаем варианты, чтобы как можно мягче перейти к стимулирующему регулирования. Наша цель - ввести его в следующем году. Но, однозначно, не с одной ставкой доходности, а с двумя. На сегодня нормативная база предусматривает только одну ...


12,5 процентов на старую и новую базу активов.


Да, мы будем ее менять, повышать на новую базу активов, чтобы действительно это не превратилось в псевдо-стимул для привлечения инвестиций. Мы хотим чтобы это был реальный стимул для привлечения инвестиций. Чтобы инвестор, тот же владелец, понимал, что он вложит и действительно получит такую ​​ставку доходности таким-то образом. Однозначно, будет минимальная какая-то ставка доходности на старую базу активов. Это предварительные просчеты. Мы хотим выйти на увеличение так, чтобы, например, в первый год увеличение тарифа было в рамках 10%.


Это увеличение на 10% тарифа этих сетевых компаний?


Да. А увеличение тарифа для конечного потребителя будет вообще в рамках до 2%.


Вы сказали, что надо более высокую ставку доходности на новые активы. Раньше эксперты говорили, что надо ее поднять учетной ставки НБУ, чтобы она хотя бы примерно покрывала стоимость капитала ...


Да, мы также просчитываем с экспертами и выходим на то, чтобы ставка учитывала не только учетную ставка НБУ, но и другие важные факторы - прогноз, рейтинг страны, предсказуемость и другие. Наши консультанты выходят на 16-17% и советуют нам такую ​​ставку. Она с одной стороны высокая, с другой - нельзя будет сказать, что нет стимула инвестировать. 16-17% для бизнеса, без риска, потому что это компания-монополист, инфраструктурный бизнес. Это была бы очень хорошая ставка, мы еще послушаем отзывы всех сторон.


Источник: ExPro

Переведено Промэнерготорг


#ГП_Гарантированный_покупатель

#Минэкоэнерго

#НЭК_Укрэнерго

#ВИЭ

#Укринтерэнерго

#price_caps

#USAID

#Укргидроэнерго

#ГарПоку

#Еnergy_storages

#Валерий_Тарасюк

#НКРЭКУ

+38 (050) 77-36-513

+38 (097) 18-26-366

promenergotorg@gmail.com

  • Facebook Social Icon
  • Linkedin
  • You Tube Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • Google Business

Юридический адрес:

ул. Серегина, 4а, оф 22, Полтава, 36008, Украина

Реквизиты ООО "ПРОМЭНЕРГОТОРГ"           ПАО КБ «ПРИВАТБАНК»

р/с:           26009054622032

МФО:       331401

ЕГРПОУ: 41472971

© 2017-2020 by PROMENERGOTORG

По вопросам создания сайта пишите: sborsite@gmail.com